Назад к списку

О бедном писаке замолвите СЛОВО

Обидеть рерайтера может каждый. Когда профессиональный филолог приходит во фриланс, он с разбегу спотыкается об условности написания заказных текстов. Первое соприкосновение с коммерческим контентом буквально ошарашивает его. 


Объем, ключи и уникальность

До фриланса литератору чудились изящные строчки эссе, а его легкое перо мысленно скользило вслед за вдохновением. Но первый же заказчик тычет его носом в объем, ключи и уникальность.

Бедному филологу кажется противоестественным подгонять свое «произведение» под нужное заказчику количество знаков. Вдохновение мерить пошлым объемом? Необходимость вставлять ключевые фразы кажется унизительной. Дробить свой ритмичный текст корявым призывом купить? Но более всего коробят требования по уникальности.

Это сладкозвучное слово, с которым всегда ассоциировалось нечто неповторимо-прекрасное, вдруг оказывается всего лишь направлением движения вверх по поисковику. Чем выше уникальность, тем вернее заказчик попадет в ТОП-10…

Филолог брезгливо оглядывается по Интернету, как обедневший дворянин в эмиграции — что он тут делает? Он даже успевает почувствовать себя непризнанным гением, которому… которого…

И только когда дело доходит до выплат, сопли подбираются, а амбиции понемногу отпускают. Оно такое — не в деньгах счастье, но зарабатывать их надо уметь. Музыку заказывает тот, кто платит, поэтому условия заказчика (объем, ключи и уникальность) не обсуждаются.

…Не проходит и года, как перо фрилансера (бывшего амбициозного филолога) становится острым, маневренным и чрезвычайно чутким к коммерческим требованиям.

По волнам обмана

Наверное, нет ни одного фрилансера, которого хотя бы раз не кидали заказчики. Автор этих строк никак не может забыть печальную сагу о большой аналитической работе по британской банковской системе. Заказчик даже отчет по знакам затребовал перед тем, как кануть в бездну Интернета. Наверное, он и сейчас ловит на биржах старательных исполнителей. Ну, с этим все просто — тупо не оплатил работу. Сермяжное кидалово, грубое и примитивное, как кирзовый сапог.

Встречается и более изощренная форма мошенничества: перехватить исполнителя за полцены. Когда-то довелось работать на новостном сайте. Оплата была — кошкины слезы. За одну добавленную новость платили 10 (десять) рублей. Так вот даже там находились деятели, которые перехватывали фрилансеров на биржах от имени сайта — уже за 5 рублей. Чем не бизнес?

Сейчас махровым цветом распустились в Интернете программы, созданные якобы для облегчения работы копирайтеров. Каждая из них является как бы услугой. А раз услуга, значит, за нее можно попросить каких-то денег. Все эти программы-помощницы являются недорогими. Наверное, создатели руководствуются принципом числом поболее, ценою подешевле.

Вот несколько самых впечатляющих примеров.

Привет от Остапа Бендера

TEXTUS PRO анонсируется как трогательная забота о фрилансерах: «Программа предназначена для упрощения работы копирайтеров. Основная функциональная ценность — сделать труд копирайтеров более комфортным». Но сдержите слезы умиления.

Сын турецкоподданного, собирающий образцы водопроводной воды в стеклянные бутылки с целью сдать потом тару, оценил бы по достоинству искрометное «мошенство». Программа действительно повышает уникальность любого текста путем замены наших родных А, Е, О и С на латинский аналог этих букв.

Графически текст, который программа уникализирует, выглядит так же. Но он совершенно другой. На выходе автор получает уникальный продукт, а заказчик полную дребедень.

Особое возмущение (плавно переходящее в отвращение) вызывает личность разработчика мошеннической программы. Удивительно, но некто Д. Абрамов в 17 лет был победителем международного конкурса Google по прикладному программированию. Такую-то энергию да в мирное русло...

Однако…

Вот еще один отечественный программист, раздающий бесплатные советы по уникализации текста. Нет, он не изобрел новую программу. Но его советы стоят того, чтобы к ним прислушаться. Он и в самом деле проверил какой-то свой текст, получив заслуженный 0% уникальности. После нехитрых манипуляций этот же текст выдает 100% уникальности.

Умилительно бесхитростными кажутся рекомендации «специалиста». Просто и без затей он рекомендует вставлять текст стоп-слова однако и типа через каждые 3 слова, а в качестве фотоотчета гордо приводит в пример скрин. Ознакомьтесь с продуктом, однако. Оно того стоит.

Все знают, что Адвего в большинстве случаев имеет шингл четверку. Разумеется, столь «глубокий» совет поможет, и текст действительно станет уникальным. Но понадобится ли он заказчику?

Несите ваши денежки…

Об AntiplagiatExpress.ru хочется сказать особо. В разношерстную массу мошеннических идей этот сайт влился не иначе как с благословения кота Базилио. Посверкивая очечками, усатый вдохновил создателей на неутомительный способ отъема денег у рерайтеров.

Эти ребята уникализируют тексты. Их сайт весь в активных кнопках: загрузить документ, указать нужный уровень уника и назвать мэйл, куда выслать готовый текст. Выбрать способ оплаты, естественно.

Я прошла этот путь из любопытства, заплатив 36 рублей. Не поленитесь, оцените результаты труда потомков Базилио.


Первый текст — «загруженный документ».



Второй текст — итог тридцатишестирублевой уникализации.


Трудолюбивый Word в шоке от увиденного судорожно наподчеркивал красным присланное на мэйл. Я еще желтым прошлась по местам трудовой доблести уникализаторов…

Это даже не обидно. Такая детская непосредственность… Такая взрослая непорядочность…

Синонимайзеры — классика мошеннического жанра

Синонимайзеры вполне можно было бы отнести к безобидному развлекалову по типу игры «В балду». Этакий словесный пинг-понг, забавный и ни к чему не обязывающий. Если бы не одно но.Создатели синонимайзеров считают, что сеют разумное и доброе. Как, например, вот эти молодцы, которые пафосно определяют свою задачу: «Наш сервис предназначен для владельцев сайтов, которые хотят наполнять свои проекты уникальным контентом».

Ну что ж, давайте посмотрим, что у них получается. За примером далеко не пойдем.


Отгадайте с одного раза, какой вариант является синонимизированным. Озорники, кстати, скромно указывают аж три кошелька, куда можно перечислять деньги за работу.

Впрочем, тень смущения, видимо, иногда беспокоит их, поскольку на Главной предусмотрительно сообщается: «Однако, вы должны знать, что сразу размещать текст после синонимизирования нельзя. Вам нужно будет немного доработать его и полностью проверить статью».

СЛОВО рулит

Изуродовать СЛОВО нельзя. Оно, пропущенное через синонимайзеры и уникализаторы, каждый раз возрождается в первозданной свежести и силе.

СЛОВО не прощает пренебрежительного отношения. Даже вывернутое и вытянутое, оно припечатает автора его же бездарностью. Если кто-то сравнивает Интернет с большой помойкой, значит, он побывал в трясине сайта с дурацкими «статьями». Скроенные ленью, пропущенные через высокомерие и хитрожопость, такие «статьи» расползаются по Интернету зловонными каракатицами.

Нельзя сгенерировать качественный текст ни одной онлайн-примочкой. Текст не генерируется. Он пишется. Нанизывая СЛОВА на невидимую нить, думающий человек наполняет Интернет энергией гармоничных текстов. Она — в силе мысли и интеллектуальном напряжении.

И простой человеческой добросовестности.